Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Превращение Замзы и Лютова

Борясь со щупальцами глубинного психологического насекомого, преодолевая шершавое уничтожающее трение по оголённым нервам, тихий пражский еврейский служащий Франц Кафка спасался изощрённым путешествием по лабиринтам щупалец. Насекомое протыкало ненадёжную картонную коробку Замка, шевеля ключевыми, системообразующими и множеством мелких щупалец, создавая лабиринты потаённого неистребимого испуганного рабства. Фиксируя лаконичными, минималистичными языковыми средствами аутентичный ужас, который так зримо и явственно не видел никто, Кафка погружался в Замок Насекомого как в трясину, боясь собственных рукописей. Они не горели, но жгли бедного Франца, и лучшим выходом было избавление от них путём передачи Максу Броду. В отличие от набоковского Цинцинната, сил для придания Замку картонности у мечущегося внутри щупалец-коридоров, с заколоченными дверьми-тупиками кафкианского клерка (алчущего канцелярской, с проблесками подлинной, свободы) не было.

Еврейский мальчик в очках, Иса Бобель, появился на свет одиннадцатью годами позднее. "Я видел сны и женщин во сне, и только сердце мое, обагренное убийством, скрипело и текло". "Конармия" - 1926-й год, писалась в 1923-1924 гг. (Кафка умер в 1924-м, вместе с Лениным, оба живы - в головах, по-разному). Насекомое уже напивалось людской крови, чуя главное насекомое, лопнувшее от крови в 1953-м. Цветистый, вычурный, не аскетичный язык, проза, пронизанная поэзией, Превращение Лютова, десятилетнее молчание Бабеля, 15 папок бесследно пропавших рукописей... лучше бы у него был душеприказчик, как Брод у Кафки, зарывший тексты под нежным одесским кустом, с каплями морских брызг, просоленных кровью, памятью и поэзией, а НКВД не нашёл этот куст.
Я

О, Венеция, сказочный город!

Владимир Ростиславович (частное лицо) встретился с Константином Аркадьевичем (частное лицо). Говорили о Труффальдино, слуге двух господ, под масками (стало известно из перехваченной специальными гондольерами записки).

Оба предположительных лица высказались за богатую и процветающую Венецию.
Я

У каждого свой Брисбен и Донецк…

У каждого свой Брисбен и Донецк,
И полуперсональная коала,
И Ватерлоо, и безбрачия венец,
И единение ухода и начала.

И Дрезден стих. Норд-Ост – последний курс,
Галерщик Стикса – вне земного риска,
И атомный, разъятый спесью «Курск»,
Плывёт в объятия сухого василиска.

© Юрий Жуковский
Я

R.I.P. Павлу Шеремету

Мы знакомы были с Павлом Шереметом - белорусским партизаном, журналистом и человеком. Он работал на "Первом канале". Он работал с Сергеем Доренко. Журналистская честность привела его на сторону Украины. Он перестал работать на "Первом канале", он перестал работать с Сергеем Доренко. Этого не простили. Мелочная месть шла по пятам. Он говорил мне, что главный его ресурс в Украине - "УП". Поездка на машине главного редактора "УП" стала роковой. Да, будет расследование, да, правоохранительные органы проведут своё доблестное расследование. Перешедших на другую сторону не прощают. Сами знаете , кто. Все совпадения случайны. имена - приблизительны.

R.I.P. Павлу Шеремету.
Я

Венецианская ночь

Моя новая запись в блоге «Нового мира»:

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/venetsianskaya-noch

Венецианская ночь покрылась россыпью светлых копыт тёмного коня, и казак лихой с растопыренными усами усмехнулся хитрО -у-, и отблеск шашки пересёк защитную гимнастёрку, и Великая сухая степь накрыла темнеющий мокрый город…


Special thanks: fay13
Я

Отовсюду - с любовью

Самый Первый неожиданно выдал в эфир выдающийся фильм Николая Картозия. Отовсюду - с любовью, майского пятнадцатьЯ, в застывшее безвременье. Не вовремя, не к столу, а проскочило. Эрнст? Три венецианских старухи в гроте, европейская муха, дохнущая от свинцовых брызг Города Смерти. Длинноногая аристократка, сублимация бесконечной любви в камлании бессмертных строк. И вопрос: кто я? Кто-нибудь меня помнит, если кто-нибудь вспоминает вообще. Странник, сменивший свинцовую монотонность невских волн на морскую соль, реющую над могилой, на дождь косой под маской бытия. Бродский - живой. Бродский - Поэт.

Я опасался за шеф-редактора Парфёнова, теленачальника, как-то он в кадре себя будет чувствовать? Но по размашистому, уверенному мастерству, по поэтическому, масштабному обращению с материалом, когда приёмы и техника выстраивались в такт дыхания автора, - Николай Картозия значительно превзошёл статусных телезвёзд. Он наслаждался собственными фразами и "фишками" - так они в ткани фильма того стоили. Наслаждался свободой обращения с канонами, бегущими за автором покорным шлейфом. Я включил случайно, чтобы привычно переключиться на третьей минуте первоканального документального продукта, - а тут такое... Нужно смотреть ещё раз.
Я

Мюнхен

Заголовок в Интернете: "Выступление Лаврова "перезагрузило" Мюнхен". Означает ли это, что, по причине вменяемости "мюнхенцев" они способны видеть, слышать и реагировать на "мюнхенскую речь" Лаврова? А российский МИД, как не перезагружай, всё как с гуся...
Я

Венецианская ночь

НочьЛодкаКазакФиолетовая куклаСухая степьПогоняМокрая степьКуклаСтолбыМаска

Венецианская ночь покрылась россыпью светлых копыт тёмного коня, и казак лихой с растопыренными усами усмехнулся хитрО -у-, и отблеск шашки пересёк защитную гимнастёрку, и Великая сухая степь накрыла темнеющий мокрый город. У плеска воды исчезла Кубань, и успехи пырьевских ударниц, и только из разрубленного наискось автомата падали и катились в вечность сигареты... Сиротливый маленький отель подсматривал влажной птицей за разбегающимися пьяцетте, ночная девушка кружилась вокруг полосатых столбов, и смуглые гондольеры, в галифе и гимнастёрках, расталкивали степные волны. И Чаша Весов Города Смерти, чуть вздрогнув, качнулась в сторону жизни.
Я

Нагано приходит с Востока



Нагано взмахнёт не наганом, накроет покрывалом звуков, и придёт подлинная реальность, не та, которая предлагается. А выходцы из Восходяшего солнца тоже седеют и устают.

Kent Nagano - это Вам не фунт изюма с привоза, не реклама сигарет и оружия.

Простите, обитатели Музыки, это я не вам...