Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Белая птица Даррена Аронофски

Белая птица Даррена Аронофски

Моя публикация в блоге «Нового мира»:

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/belaya-ptitsa-darrena-aronofski



… Нина - хрупкая гениальная кукла, беспомощная в стоической одарённости самоотречения, и только в этом рождается сила, адекватная вызову роли.
Я

В ожидании Церемонии "Оскар"...

В ожидании Церемонии "Оскар"... "Первый канал", невзирая на Прощёное Воскресенье, не смог простить Америку. За что на этот раз? Известно заранее, что скажут Камбербатч, Иньярриту, Андерсон? И кто именно поддержит Украину? Или выступит Джаред Крым? Или почтят минутой молчания Россию? Редкая птица долетит до головы руководителя российского федерального канала.
Я

Венецианская ночь

НочьЛодкаКазакФиолетовая куклаСухая степьПогоняМокрая степьКуклаСтолбыМаска

Венецианская ночь покрылась россыпью светлых копыт тёмного коня, и казак лихой с растопыренными усами усмехнулся хитрО -у-, и отблеск шашки пересёк защитную гимнастёрку, и Великая сухая степь накрыла темнеющий мокрый город. У плеска воды исчезла Кубань, и успехи пырьевских ударниц, и только из разрубленного наискось автомата падали и катились в вечность сигареты... Сиротливый маленький отель подсматривал влажной птицей за разбегающимися пьяцетте, ночная девушка кружилась вокруг полосатых столбов, и смуглые гондольеры, в галифе и гимнастёрках, расталкивали степные волны. И Чаша Весов Города Смерти, чуть вздрогнув, качнулась в сторону жизни.