Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Свобода на марше

Марш Мира, Марш Памяти; марш, марш левой, марш, марш правой; колонны на марше, мир на марше, память на марше. Металлоискатели памяти, крики: "Свободу!" подгоняемых "космонавтами" шеренг, марш из "А" в "Б", без возвратного движения, музыка памяти, музыка мира, лай громкоговорителей, вежливая беспощадность полиции, бесконечные селфи на фоне марширующей Памяти, с улыбками и запахом весны через февральский марширующий ветер. Смерть ведёт живых в марше. Смерть выводит живых на улицы, пугая кремлёвских мертвецов. И медийные лица в прицелах камер, и селфи на обломках памяти, и оппозиция в Марше Непримиримых Дискуссий. Ржавые гусеницы Марша Застрявшего Следствия, внимательный рыбий взгляд из-под рубиновой звезды. Тихий разрешённый протест с регулярными зачистками океана цветов.
Я

Незарастающие трещины

Три года со дня политического убийства, показательного расстрела у стен Кремля. Жертва обнаружила жизнь после смерти, на зависть правящему мертвецу. Живое не умирает, мёртвое не оживает. Заказчики расстрела разрешают марши памяти, ощупывая угрозы металлоискателями. Жертвенный народ тянется к палачам, действующим превентивно и точечно, на дальних подступах к собственному оплёвыванию и забвению. Политическое убийство трусливо, оно боится конкуренции, боится собственной тени, неизменно приводит к обратным результатам. Убийцам легко сеять страх, в постгулаговской цивилизации страха. Палачи мимикрируют, прикрываясь шкурами овец любых идеологических оттенков. Но они не умеют быть людьми и благородными волками, они – шакалы, догрызающие тело ресурсов страны, выдавая провалы за великие успехи. Ростков живого всё больше, их не успевают закапывать и закатывать, повсюду растут, тянутся к солнцу неучтённые растения, с причудливым фотосинтезом, при острой недостаточности света и кислорода. Их «пятый элемент» - свобода, даёт бурную реакцию, и образующееся соединение покрывает авторитарный асфальт сетью незарастающих трещин.

Борис Ефимович Немцов
9 октября 1959 – 27 февраля 2015
Вечная память


Я

Свобода от лагеря душ

Господа российские либералы, оставьте в покое собственный народ! Народ хочет умирать за память предков/веру/царя/отечество/тяжёлое машиностроение/вождя/в битве с врагами-единоверцами. Не мешайте ему! Зачем говорите вы людям об их персональной свободе, о ценности их личности, ценности бытия. Люди хотят гибели за идею, за фамилию сидящего в руководящем кресле. Ваша личность тоже бесценна, свободы её неотъемлемы, а кладя себя на алтарь народного пробуждения, вы рвёте своё собственное сердце, приближая смерть. Смерть всё равно наступит, с жертвенностью или без. Романтики всех эпох хотят сделать прекрасной жизнь. При воплощении мечты возникают остроги, ссылки, тюрьмы, расстрелы, лагеря, оскал смерти. Дайте спокойно умереть стремящемуся к смерти. Это свободный выбор отдельной души, слившейся с коллективным лагерем душ. Это неотъемлемое право реализации свободной воли на смерть. Только так лагерная душа обретает свободу – отрекаясь от жизни. Сибаритствуйте потихоньку, здесь и сейчас. Эмиграция – бегство от жизни, борьба – тем более. В борьбе жизнь можно положить, в борьбе она не может обрести сложного полнокровного цветения. Борьба иссушает цветение до плакатного гербария. Не мешайте идущему на смерть – идти. Дорогу осилит идущий.

   

Я

На братских могилах не видно имён…

На братских могилах не видно имён,
И гибель солдат отрицают,
Их кости как символ коварных времён,
В которых войны не бывает.

Здесь тайно сражались с безумьем вождей,
А нынче – безвестные ямы.
Здесь жизни прервались военных людей,
И нет похоронки у мамы.

И в Вечном огне их надежды сожгли,
Холмы вороньём принакрыты,
Здесь нет ни одной персональной судьбы,
Все судьбы войною убиты.

Укрыто за спинами мужество слов,
На троне господствует подлость,
На ямах солдатских не видно крестов,
В том новая русская гордость.

Юрий Жуковский
Я

Склонясь над мёртвым рок-н-роллом…

Склонясь над мёртвым рок-н-роллом,
Грустят наркотики и секс,
Танцует призрак длиннополый,
Вокруг горит попсовый лес.

И женщины нездешней тяги
Мелькают в отблесках креста,
И риффы тянутся к бумаге,
В тиши молчащего листа.

Все знают – рок-н-ролл воскреснет,
Сметя распятия в угли,
И в таинствах небесных лестниц
Взойдут знамения любви,

Земной, бедовой и суровой,
Где поцелуй - разлёт и взрыв.
Где властвует надгробья слово,
Слиянье, пауза, разрыв.

Склонясь над мёртвым рок-н-роллом,
Грустят наркотики и секс,
Мой брат, ты веком перемолот,
Ты надорвался и воскрес.

Юрий Жуковский
Я

Андрей Арсеньевич Тарковский

4 апреля Андрею Тарковскому исполнилось бы 85 лет

Как дополнилась бы его фильмография! Бог вырезал на монтаже не снятые картины и склеил с небом. Смерть сыграла с режиссёром в шахматы, как с рыцарем у Бергмана. Смерть - победила ль, побеждена ль?

Седьмая печать - сделалось безмолвие на небе, печальном на ощупь, как зернистость плёнки, мотаемой нелинейно. Кренится башня КиноВавилона под тяжестью унылого реализма бесконечных историй, кино жаждет воздуха, не в угоду толпе, зависимое от толпы финансово, зависимое тотально, под ударами коня бледного.

И только ангелы кино ищут Тарковского, вторгшегося в такие тонкости, что время его подлинного возвращения ещё не пришло. Свеча, гаснущая в ладонях Янковского, задуваема информационными потоками, жерновами бронзовой болтовни, размалывающей факты и фактики в муку антихлеба. Звезда пятого ангела упала, и вышла саранча, с хрустом жрущая смыслы, призы и награды.

Искусство смотрится в бесконечное «Зеркало» и окунается в очистительный «Солярис», с патовостью этических проблем. Русский страх побелевшими губами Маргариты Тереховой шепчет о трагической опечатке, очередная опечатка клавиш Вселенной сидит на троне, а Тарковский обретает Печать.
Я

Отсутствие насилия, как и было сказано

Следов насилия на теле Березовского не обнаружено. Смерть наступила от удушения. Следы от удушения есть? Удушение – это насилие над телом? Ребро сломалось само, без насилия. Доведение до самоубийства – насилие над личностью? Процедуры опознания не было. Юридически – жив. По версии Мельниченко – Дуси – инсценировал смерть и укрылся по программе защиты свидетелей. Сделает пластику и вернётся в Россию. Уголовные дела будут закрыты по факту неопознания личности и отсутствия фамилии «Березовский» в паспорте. Потребуются очные ставки с женщинами, имевшими с ним половой контакт, как было с Биллом Клинтоном. Ему подарят «Боржоми» и «Норильский никель» за тайные уступки.

Грустно от мелкой сми-бесовщины, господа.

28 марта 2013 г.
Я

Нет, никогда я не был членом ПЕНа...

Нет, никогда я не был членом ПЕНа,
А в ПЕНе есть воинственные члены,
А в ПЕНЕ есть умеренные члены,
И битва есть меж пеной дней и тленом.

И члены в ПЕН приходят и уходят,
Для заседания, любви и протокола,
А с нами вот что происходит:
Мы ищем в головах раскола.

От робких, взвешенных усилий
Не уменьшается гангрена,
Как дальше жить? – спроси у пыли.
Как взвесить смерть? – спроси у ПЕНа.

Сегодня ты сжигаешь дверь,
А завтра выпьешь весь Ла-Манш,
А сквозь затылки из потерь
Восходит дробный левый марш.

Клубясь дымами лагерей,
Не встать с надломленных колен,
И пух словесных тополей
Печально взвешивает ПЕН.

Юрий Жуковский
Я

Мёртвые выборы

И откуда такая уверенность у депутата Думы, что восставшие из ада войны дружно проголосуют за товарища Путина руками потомков? Или он исходит из логической предпосылки, что у "Пятой колонны" не было предков, или все предки россиян свято верят в идеологические постулаты Владислава Суркова, в суверенную демократию? Даже потомок Дмитрий Медведев не вполне убеждён в истинности краеугольного тезиса. Погибшие и до Суслова-то не дожили. Невдомёк "избранникам", что мир за пределами отдельно взятой депутатской головы чуть сложнее, чем кажется.

22 мая 2016