Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Лонгрид накануне электорального волеизъявления и его игнорирования

Человечество накопило немалый опыт перехода от социализма к капитализму. Типы и закономерности перехода хорошо известны. Переход может происходить через автократию или диктатуру латиноамериканского типа, с обвалом экономики и национальных валют, уличными бунтами и их кровавым подавлением. Страна при этом проникается всё большей ненавистью к капитализму, поскольку, понятное дело, не сама себя губит, а «к одиннадцати туз» - проклятый заокеанский собирательный Рокфеллер. Это не диктатор убивает соотечественников, не революция пожирает собственных детей, а проклятая мировая закулиса сосёт рабскую кровь, наполняя сосуды свободы. Переходная страна может быть и другого типа – «банановая республика с ядерными боеголовками», с полонием или «новичком».


Collapse )
Я

Дебаты как зверинец

Это не дебаты кандидатов в президенты, и даже не паноптикум, это зверинец, с псовой травлей "представителя ельцинско-гайдаровской пятой колонны". Этим кандидатам место в клетке, не говоря уж о доверенных лицах, не имеющих юридических и любых других прав перебивать кандидатов. Какие избиратели могут голосовать за зверей? И "солидный" Явлинский, ничего личного, только экономика. И омерзительный Тавро, представляющий свободный бизнес (!), без свободного мира, прослаивающий бездарные, убогие политические ролики кандидата. И какой-то Сурайкин, с нафталинным социализмом. И русский сибиряк Бабурин. И истекающий истомой наслаждения садизмом Шевченко. И все травящие работают на Шариковых. Сколько же их? Самая наглядная картинка обыкновенного фашизма - это дебаты, какого-то запредельного, фантасмагорического, кафкианского формата.

Я

Кремль - Лондону

Кремль - Лондону: я не я, хата не моя, со мной так разговаривать не надо, ничего не знаю, не ведаю, британские СМИ делают идиоты, источники британских СМИ - лохи, вы конвенцию почитайте, жену свою учите яды варить, Россия к зачистке перебежчика и предателя не причастна, его недоликвидировали друзья, одного Лаврова вам мало, мы вам прямо по дипломатическим каналам говорим: мы - ни при чём, политических каналов не будет, не царское дело - на ультиматумы отвечать, царь занят сельским хозяйством, зерновыми и свекольными салатами, бассейном и гимнастикой, со счетами лондонскими разберёмся, у нас много резервных военно-патриотических счетов, и помните: все под богом ходим, под нашим.

Я

Не выходи из дома, не критикуй тирана…

Не выходи из дома, не критикуй тирана,
Пусть мир твой будет огромным – от занавеси до дивана.
За окнами – много боли, сражаются там солдаты,
Сиди и ищи огрехи в программах у кандидатов.

Программы велеречивы – за цифрой идёт охота,
Ты брось им в лицо огромность невиданного бойкота.
А то, что бойкот невидим – ловушка – из вечных вопросов.
Зияет величье духа среди ледяных торосов.

А занавесь – словно грива, качаема ветром режима,
И все мы – несовершенны, и все обещанья лживы,
И рушат горшки не боги, и лепят горшки не боги,
Дорогу осилит ждущий у края своей дороги.

Сиди же в своём пространстве, не спорь и не комментируй,
Колышется в непостоянстве ветрами чужая лира,
И правят чужие люди, и ересь сжигает вера,
И занавесь спорит с диваном кикиморой и химерой.

Юрий Жуковский

Я

О предстоящих выборах/«выборах»

Что хотелось бы сказать о предстоящих выборах/«выборах»? Как справедливо писал Виталий Найшуль, в России эффективен институт первого лица. Точнее, только он и эффективен. Это то, что реально работает. Альтернативы нужно выращивать лет 50-100, то есть, водить совков по пустыне. И дело тут вовсе не в отсутствии Моисея. Мессию можно узреть в любом, при известном желании его прихода. К примеру, еврейские интеллектуалы горячо приветствуют русского националиста Навального, видя в нём Мессию, считая его осенённым либерализмом, а национализм его – искренним заблуждением роста. Локальных мессий – множество. От Явлинского до Лесли. Дело в том, что Моисеем может стать любое первое лицо. Но ему неизменно не хватает политической воли. Собственно, это единственная проблема России. Отсутствие у лидеров моисеевой воли. Сплошное «шаг вперёд, два назад». Любовь к Сталину – это тоска по политической воле. Пипл схавает любую идею, насаждаемую с политической волей, не знающей компромиссов, понимаете? Реально любую. Если вся государственная машина, ведомая лидером с наличием «железных яиц», будет с утра до вечера говорить обывателю об истинности либеральной идеи, обыватель станет либералом. Равно как и станет государственником, если придут «железные яйца» с обратным знаком. Российский обыватель уникально не критичен, он бессознательно, ментально, сознательно ориентирован на первое лицо, оказавшееся на вершине пирамиды. Более того, он, с помощью РПЦ, уникально обожествляет это лицо, как, пожалуй, никто в мире. Российский обыватель/электоральная единица/царский холоп считает, что «начальник – от бога», во всяком руководящем кресле – божий промысел, не говоря о Верховном Кресле. Ельцинская революция произошла исключительно «сверху». «Низам» объяснили, чего они хотят (хотя и объяснили плохо, лениво и косноязычно). Путинская контрреволюция произошла исключительно сверху. «Низам» денно и нощно объясняют, чего они хотят. Премьер-министр при Ельцине – Егор Гайдар – обладал железной политической волей. Но он толком ничего никому не объяснял, пропаганду и просвещение игнорировал. Нулевые объявили девяностым войну на уничтожение. Войну, понимаете? Её объявил Владислав Сурков, впервые со сталинских времён употребив идиому «враг народа». А на войне как на войне. Боевые действия, вплоть до уничтожения противника, иначе противник убьёт тебя. В чеченскую войну один Мовлади Удугов (пропагандист) успешно противостоял всей пропагандистской машине Кремля. Получеченец Сурков (пропагандист) работает пропагандистской машиной Кремля. И это война. Со стороны либералов нужны были боевые действия, но для этого нужна политическая воля. Не донесение своих светлых идей до зрителей ток-шоу, отфильтрованное псами пропаганды, а полномасштабная информационная война. При всей жёсткости Путина он тоже делает свои «понты – вперёд, шаги – назад». «Яйца Путина» уничтожили идеологию. Это правление победившего культа цинизма, прагматичной эффективности и эффективной прагматичности, пока не посадят или убьют, а тот, кто решает, кому сидеть, кому – жить, никогда не отдаст эту привилегию, наслушавшись светлых идей, ибо немедленно будет сожран соратниками, на войне как на войне, ничего личного, только эффективность. Наиболее знаково волевыми публичными людьми постсоветского пространства были и есть Егор Гайдар, Валерия Новодворская, Юлия Тимошенко. Но они не были пропагандистами, а Гайдар не хотел быть политиком. Ведомству беспощадного российского Геббельса либералы не противопоставили ничего, сибаритствуя, отдаваясь наслаждениям свободы, ища путешествий, просветления, чистоты, создавая элитарные проекты для умных и красивых. Вернувшись «в мир», в мирскую грязь, они обнаружили невзрачных, вкрадчиво говорящих людей, с рыбьими глазами, которые азартно пилили страну, ища дежурного просветления у батюшек в погонах. Либералы были выше пропаганды, они не звали электорат за собой, не заставляли его поверить в правильность их идей. С «маленьким человеком» талантливо работает Жириновский, его конкурент на этой полянке – только время. В мирском болоте за время просветлённого отсутствия либералов завелись серьёзные змеи и жабы, микробы, полипы и акулы, контролирующие финансовые потоки и жрущие друг друга в государственническом террариуме. Убийство Немцова показало, что любая растущая политическая воля может быть превентивно и точечно пресечена, именно точечно, для зачистки от заметных и опасных, без массовых репрессий. Массовые репрессии сегодняшнему режиму не нужны, поскольку «враги народа» не могут реально помешать пилить бабло. А народ покорно схавал очередную идеологию первого лица – идеологию тотального воровства и коррупции. Идея освящена сакральностью Верховного Кресла, в которое подполковник усажен непосредственно Господом, по причуде Его, не относясь к династическим монаршим кланам.

Из ныне существующих кандидатов в президенты России наибольшую волю демонстрирует Ксения Собчак. Это медицинский факт, при всех оговорках, подозрениях и недоверии. Может ли она объявить войну если не Путину, то Суркову? Да, может, и очевидно, что ей хватит на эту битву сил. Прекрасная, процветающая Россия Явлинского возможна как Град Китеж, при премьере Явлинском и президенте – Господе. Не прошедший регистрацию кандидат Навальный весь пыл растрачивает на стратегию «Держи вора!», на подсчёт горящих шапок, хотя совершенно очевидно, что в борьбе змей, жаб и акул кто-нибудь, с математической неизбежностью, начинает гореть, надевая шапку, чуть превосходящую Сенькины возможности. Это журналистская работа, при отсутствующих журналистике и политике.

О выборах/ «выборах» у меня всё.

P.S. Наиболее просветлённым и романтичным из постсоветских политиков был Виктор Ющенко. Но он не хотел быть политиком.

Юрий Жуковский
Я

Загитова-Медведева

Медведева - Загитова. Загитова - Медведева. Новый повод для споров, слёз и дискуссий. Конечно, Загитова. Её показательный номер - нечто запредельное, можно смотреть бесконечно. Запредельнее только показательный номер Ханю (безотносительно к гендерному делению). Медведева с гагаринской "Кукушкой" тоже хороша. Модельная фигура, кожаное рокероское облачение, погружение в образ, но тончайшая мелкая пластика "малой" (Т.Т.), чутко отзывающаяся на ноты, как на мягкие пули - убедительнее. Но не забывайте Юлию Липницкую, что, всё?! Получила травму - канула в Лету? Пришли новые герои, и Юля осталась символом "Берлинской олимпиады" (В.Ш.)? Отряд замечает потери бойцов-чемпионов? У великой грузинки зреет кто-то ещё, кому сейчас 12? Победу надо вырывать зубами, как сказала Медведева. Зубы и время осыпаются, память публики краткосрочна.... спасибо Тарасовой, что дожила до гениальных выступлений...
Я

Хорошая новость

В связи с возникшим в комментариях тезисом о том, что в империи нет либералов, взяться им неоткуда, вспоминается финал фильма "Стиляги". - Мэлс, у меня для тебя плохие новости (про Америку). Там нет стиляг. Мэлс: - Но мы-то - есть.
Я

Виталий Чуркин признал аннексию Крыма

Вчера программа "Время" с жеманным и псевдостыдливым Кириллом Клеймёновым, как пример невероятной дипломатической изобретательности, мастерства Виталия Чуркина привела его высказывание в ООН в адрес англичанина, когда россиянин сказал, что вы, мол, верните аннексированные вами Фолклендские острова, а потом уже рассуждайте о Крыме. Тем самым Виталий Чуркин признал аннексию Крыма, открытым текстом, в программе "Время", в сюжете памяти Виталия Чуркина. Уверенная в непререкаемом мессианстве пропаганда не замечает собственного идиотизма. В отличие от идиотизма у Соловьёва, ни во что не маскирующегося, в программе "Время" делали сюжет о "великом русском дипломате".
Я

Гражданственность канадских снегов

От Саши Соколова ждут гражданственной позиции, глубокого осмысления общественных процессов. А он сидит в своей школе для дураков, в своей канадской деревне, и едет по собственной лыжне-колее, и учит ехать других. Саша - инструктор по осмыслению глубинных общественных процессов с задержкой политического и гражданского развития. По осмыслению с адекватной предмету задержкой. Авторы фильма сотворили простую такую, очевидную провокацию, и все дружно ругают Бродского, веря на слово Саше Соколову. Бродский уже не может ответить своим доморощенным запоздалым психоаналитикам, разоблачителям чёрной и белой поэтической магии. Предыдущая работа авторов фильма о Соколове была о Бродском. Сегодня общественность, преимущественно, литературная, уже доедает Бродского. После третьего фильма съедят Соколова. Документалисты талантливо перессорили всех, на нашей почве, почве для дураков. Как говаривал незабвенный Александр Гордон, это наше кино, про нас. Не дождавшись "Откровения от Соколова" "про нас", российская публика довольствуется "Евангелием от Соловьёва". Саша Соколов с семьдесят пятого года прошлого века ни разу не звонил в Россию. А вы ему: "Ватник!", "Либерал!" Отголоски этого лая не слышны в канадских снегах. Саша успел добежать до канадской границы. Но публике есть чем заняться. Она свергает с пьедестала Бродского.