Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Голодомор

Во снах взалкав росы и хлеба,
И мяса с кровью, и борща,
Душа, уже касаясь неба,
Взлетала, билась, не ропща.

Из недр молящихся скелетов,
Земных лишавшихся оков,
Неслась тачанка, как карета,
В созвездие большевиков.

И щупальца голодомора
Душили устья горьких слёз,
Души суровые дозоры
Вдыхали зов предсмертных роз.

И революции распятья
Сомкнули замкнутость оков,
Съедали чёрные проклятья
Созвездие большевиков.

В объятьях красной паутины
Стекал по небу человек,
И контур вольной Украины
Нащупал век.

Юрий Жуковский

#Голодомор
Я

Космический малыш

Космонавтика - ребёнок. Она учится ходить и выговаривать слоги. Продвинулось человечество в освоении космоса мало. Глобально космонавтика свелась к борьбе двух систем, проявив родо-племенное. Ничего другого человечество делать не научилось. Только меряться. Расами, идеологиями, деньгами, скважинами, ракетами. Отбившиеся от национальных стай заглянули в космос, усилиями индивидуальных умов, без долга почве. Почва осталась на Земле. Писатели и сценаристы поместили в космос свои фобии, страхи и идеологемы. Человечество, имея шанс объединить своих лучших сынов и дочерей, выйти за пределы Шарика, засекретило свои исследования внеземного, рапортуя и осваивая бюджеты. Бюджеты отвлеклись на войны. Земные войны. Людям мерещатся злые инопланетные миры и войны звёздные. С марсианским Карабахом или меркурианским Крымом. Выйдя за пределы Земли, человек ни от чего не спасся, собирая налоговую дань на высокие цели. Космические структуры военизированы. Космос - это удел военных, космос - это война. Улыбку Гагарина мстительные выпускники рыбных техникумов превращали в улыбку превосходства. Это примитивно. Идеологи канули, улыбка осталась. Космос - "Малыш" Стругацких. Он обрёл зубки, собственное видение, отличное от земного. Он проявляется неожиданно. Он шепчет из глубин о летучести бытия, об относительности времени и узколобости установок приматов, проецируемых на ту Вселенную, которую человек способен представить. Космос шепчет о необычайной тонкости мира, о тончайших взаимосвязях живого и мёртвого, о преодолении смерти, о её инопланетных, надмирных модификациях. Люди же ищут у Космоса холода, ибо им холодно на Земле. Люди отправляют в космос военных, думая, что космос - это уставный свод правил, казарма, бетонный плац с откачанным воздухом. Люди хотят засекретить тягу мирового разума к разумам отдельным, хотят заставить звёзды маршировать. Люди одевают непостижимое в строгую форму, они всё время ждут нападения, история Земли - история нападений, атак, разрушения и ужаса. Люди ищут Бога в ледяном безвоздушном отчуждённом непостижимом пространстве, посылая маячок второй сигнальной системы. задуваемый дыханием космоса. Люди гордятся тем, что носят в себе космос, рождают его в себе и себя в нём. Космонавты - преимущественно военные лётчики, а военные лётчики - камикадзе войн и бомбардировщики указанных целей. Люди ищут гуманности космоса, не находя её на Земле. Люди оторвались от Земли, и это хорошо. Ребёнок осваивает космический язык, надеясь на свою вторую сигнальную и микрочипы памяти упавших в Лету мириад отдельных огоньков вторых сигнальных систем, с битыми, настойчиво повторяющимися файлами и сегментами табу и тотема, разрушения и страха, раскрываясь для нежных уколов тончайшего, ласкового, зависимого от последовательности, параллельности и относительности шагов, свободного от взаимосвязей, разного. Люди учатся слышать сокровенные сигналы, сложнейшую симфоническую музыку космоса, улавливать ранее неуловимые ноты.

С Днём космонавтики!
Я

Тристан и Изольда

«Тристан и Изольда»

«Новый мир»:

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/tristan-i-izolda


"На этом месте она посадила две ивы, которые росли до самой её смерти, а потом - исчезли"…
Я

Гравитация

Удивительная, тонкая, нежная картина – «Гравитация». На кончиках пальцев – красота простых истин. Металлические ангелы жужжат вечностью. Технотриллер с предсказуемыми ходами, фантастическая операторская работа. Какие там Стругацкие с их публицистическим угадыванием социальности? Какой Любшин, вышедший за хлебом? Пожалуй, лучшее кино о Космосе. Так ещё не делал никто. Как же Малику повезло с Любецки. Когда запаса кислорода у вас почти не осталось, когда вы должны уйти, уставший, у вас остался невероятный закат над Гангом. И вой китайских собак. И ребёнок. Не ваш. Вашей дочки нет. Вы встретитесь позже. Космос – это бесконечная поэзия и поэзия бесконечности. На русской станции – икона. На китайской – жёлтая мудрость. Горящая капсула найдёт своё озеро. Девушка Райан встанет и пойдёт, таща на себе отпечатки красной глины. Мир очень тонкий, он связан бесчисленностью нитей простоты. Ваш файл записан на общей плёнке, смерть – прожжённая сваркой металлическая маска. В Космосе нет морали, есть хрупкое равновесие простых истин. Космос не аморален, он – имморален. Выживает нашедший правильное решение в глубине глубин, выживает хотящий жить. У нашедшего неправильное решение капсула вспыхивает и взрывается. А вы говорите – Крым.
Я

Андрей Лошак: осознанное затмение

Провинциальных и московских лохушек на Рублёвке поджидает Синяя Борода. Потом их отправляют в психушку, где лечат каналом «Культура». От этого они окончательно соскакивают с катушек и идут во все тяжкие - тюрьма, сума (от крутых кутюрье), подиум, монастырь. Всю элиту контролирует доктор, старенький, еле живой, не сидящий на клетке.  Сбежавших лохушек находят по камню. Лучшие умы британской разведки передали культовый камень самому влиятельному рублёвщику - гею-стилисту с погонялом «Силикон». Через микрочипы силикона вскрывают важные тайны. Журналисты вскрывают отдельные недостатки эксклюзивной фактографией. Синяя Борода, авторитетный металлург-олигарх - реинкарнация Иоанна Васильевича. Только он, трепетный борец за чистоту веры, может бросить вызов мировому гей-лобби, но пасть от его происков. Люди в белых капюшонах в страшном ритуале, говоря по-арамейски, закладывают агнца России мировой арамейщине, прямо под Кремлём. Дэн Браун нервно курит и проверяет аутентичность плёнки.  Элитная часть населения поедает маргинальную. Православные - не геи. Геи - не православные. Андрей Лошак - журналист.

P.S. Андрей Лошак столь виртуозно высмеял таблоидизацию сознания, что, несомненно, дорос до автора «Большой разницы» с беспощадной пародией на таблоидный таблоид. Только в испечённом пироге тонкая прослойка авторского джема находится среди густопсового аутентичного таблоидного теста. А играя собаку, автор сам потихоньку лает, иронично, конечно, но убедительно.