Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Довлатов – НЕ ТАКОЙ

Восхитительный, нежный фильм Алексея Германа-младшего "Довлатов", с тонким пониманием психологии художника, точно выстроенный, как вневременная богемная фреска, с нырянием в пласты времени, с проблемами, длящимися днем сурка с советской, постсоветской и вечно советской интеллигенцией…

Продолжение – здесь:

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/dovlatov-tochno-ne-takoj

Я

Дружеская простота хуже воровства

Владимир Высоцкий стал идолом шестидесятых. Эпохи, завещавшей потомкам "простоту", "правду", "народность". Владимир Высоцкий был фигурой сложной, масштабной, штучной, уникальной. Он держался просто, он производил "простое" впечатление, чуя воздух времени с культом простоты. Отсюда вереницы "друзей" "рубахи-парня", убивавших безотказного и "простого" народного кумира. Его "народность" основана на иллюзии доступности песен Высоцкого всем. Такой доступностью не обладают даже гимн страны или частушки. Для русской культуры почему-то очень важно, чтобы кумир держался просто, чтобы в кумире не было пафоса, чтобы не в падлу ему было выпить с бесчисленными "друзьями", которых сегодня назвали бы "френдами". В Высоцком, как во всяком великом художнике, были тайна, инфернальность, прорыв за флажки, которые не видел никто. Дружеская простота хуже воровства, вытравливание пафоса и отличий от других советских людей, - одна из важнейших причин раннего ухода Высоцкого из жизни, вместе с ненаписанными песнями. Публика легко пережёвывает пафос Пугачёвой, разгульный пафос российской попсы, понты Киркорова, понты шансона. Не сотвори себе кумира из непафосного кумира. Оставьте художников с их пафосом и способностью отвязаться от назойливости простоты. Джим Моррисон, с его ранним уходом - это тайна, таинство искусства, создаваемого собой, голосом, телом, интонацией, тончайшей духовной моторикой. Никто не требовал от него держаться просто, кроме жёсткого папы-адмирала. Кто убил Высоцкого? Вы и убили-с. Шестидесятники в поисках товарищества, простоты и правды, в жажде видеть художника, рождающегося один раз в несколько сот лет, таким же, как вы - простым, своим и непафосным, как эпоха социальной наивности, которой время маятником отомстило сполна. Канули в Лету ваши физики-атомщики, кумиры времён, ваш социализм с человеческим лицом, ваши социальные фантасты, за инопланетными мирами которых легко угадывается социализм с человеческим лицом. Победил серый, простой, лишённый пафоса и величия, неприметный следователь, под пытками заставлявший великих признать себя простыми, подрывателями основ народного равномерно размазанного массового счастья. И бумажная икона доступного Высоцкого-лайт, которого с каждым Днём рождения в телевизоре всё меньше.
Я

I have a dream

"Увидим ли мы небо в алмазах?" На "Первом канале" состоялся танец, названный "Холокостом". Я спрашиваю, увидим ли мы на "Первом канале" танец "Голодомор"? Небо заплачет крупными бриллиантами геостратегических слёз. Мир тектонически сдвинется. Ради этого стоит жить. Лучшим хореографам этого лучшего из миров.
Я

«Прогулка»

Очень сильный фильм - "Прогулка" Алексея Учителя. Запоздалое открытие. Столько всего пролетает мимо! По удивительным траекториям. Ассоциируется с Бертолуччи и Уинтерботтомом. В русском искусстве нельзя быть настолько живым. :)
Я

Креативно

Надо отдать должное российской пропаганде, не знаю, кому там, Суркову, Чадаеву... или это креативность непосредственно Министерства обороны. Но название российского центра в Сирии - шедевр.)) "Центр по примирению враждующих сторон". Автора - в студию!
Я

Горит деревянная дверь…

Горит деревянная дверь,
Хотя её враз погасили,
Вскрывая страницы потерь
Лубянско-кремлёвской России.

Художник – в седле, при суме,
В дамокловом сне приговора
Не истину ищет в вине,
Среди мирового террора.

Он будит скопления ос.
Вздымая трусливые жала,
Они – миллионы угроз,
Средь яда, молвы и кинжала.

Художник в Париже шутил
Над изображеньем пророка,
Тревожа молчание сил
Скупого вселенского рока.

А в отблесках света и тьмы
Привычные треснули стены,
Но призрак сумы и тюрьмы
Качает качели Вселенной.

Удушье кровавых идей
Рождает гуляющий воздух,
Секиры свистят палачей
Над совестью, шеей и мозгом.

И располосованность спин,
Из тысячелетнего бденья,
Не святости жаждет руин,
А полного распрямленья.

Художник рисует забор
Красы, нищеты и забвенья,
Гудит человеческий хор
Во вдовьих платках отчужденья.

Юрий Жуковский
Я

Огонёк

Пётр Павленский занимается политическим искусством. Было что-то в горящей двери ФСБ от картины. Вспоминается сожжённый Тарковским на съёмках конь. Ассоциативно, без линейно-логической связи. Искусство требует жертв, не ведая о том, что именуется это акционизмом. Акция "Огонёк" - откровенная пародия на искусство. Ни композиции, ни сурового аскетичного лица, ни ареста как продлжения акции. Акция только пиарит журнал "Огонёк". Вряд ли бы все его материалы прошли у Павленского тест на бекомпромиссность. Да и просто смешно - отсылает к советской памяти - "на встрече держать в руках журнал "Огонёк"". Суровое, бескомпромиссное политическое искусство Павленского при добавлении юмора превращается в самопародию, когда ты горишь на костре инквизиции, сниженность, юмор неуместны. И не надо говорить о тюрьме, художник сам заявлял, что тюрьма - везде, и он исследует СИЗО как пространство.
Я

Зачем Шолохов убил Аксинью?

Зачем Шолохов убил Аксинью?

Мой блог в "Новом мире":

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/zachem-sholokhov-ubil-aksinyu



И неважно, на каких реальных событиях основан роман, «Тихий Дон» - не документари. А художественной логики в отрицании Григорием и Аксиньей своей роковой любви нет.
Я

О Павленском

Тьмы комментаторов пишут, что успешная художественная акция – та акция, которую все потом обсуждают, что важен постакционный контекст.

Вот я и думаю. Подожжена деревянная дверь в здании ФСБ, она же – вход в ад. Она сгорела? Или пожар оперативно потушили? Это крайне важно сакрально, и как продолжение акции. И что произошло потом? Если в здании ФСБ заменили один деревянный вход в ад на другой, прикрыв экзистенциальное отверстие/экзистенциальную дырку, значит, входу в ад ущерб не причинён? Если деревянную дверь заменили на металлическую, защищённую от любого возгорания, то вход в ад укреплён, и акция работала на укрепление?

Что произошло с дверью, с важнейшей составляющей продолжения акции? Был ли постакционизм адских сил продуманной частью акции?

Общественная волна призывает постить картинку с надписью: «Сожги свой страх». Гражданское мужество Павленского не вызывает сомнений. Необходимость избавления от страха не вызывает сомнений. Но Павленского позиционируют как гениального художника. Свой страх он сжёг давно. В своей акции он поджёг (или сжёг?) вход в ад. Что происходит, если оборонная заслонка ада уничтожена? Если перегородка исчезла? Вероятно, при этом мы все оказываемся в аду, от которого до этого отделяла дверь? До этого «тамплиерский» орден ФСБ решал свои задачи, сосредоточившись на рыночном эквиваленте собственного «грааля», при радостной поддержке большинством населения, которому достаточно точечного намёка на общие контуры крюков. Настоящий ад таился за дверью. Если этот символ ликвидирован Павленским, то мы – в настоящем аду. Вся энергия лубянских подвалов, ранее закупоренная дверью, теперь вырвалась наружу. Или успела только слегка обгореть, и повсюду пахнет палёным, палёной адской местью за беспокойство. Тогда художник подставил нас. Он откупорил сосуд с силами, которые лучше не беспокоить. Путин, ФСБ, режим – это пена, плоские категории. Высказываний о них тьмы. Сакральная акция гения глубже, должна быть глубже. И символизм её не многозначен, а неоднозначен. Как и символизм эволюции от прошедшей акции к нынешней. От глухой, безнадёжной прибитости к брусчатке Красной площади, к тысячелетним холодным, равнодушным камням, – до поджога (сжигания) потайной дверцы в ад, где дремали духи скорби. Вся символика обеих акций тоталитарна, полна ужаса и боли. Художник не ищет свободы, он играет с мощными силами, надеясь победить их в одиночку.