Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Загитова-Медведева

Медведева - Загитова. Загитова - Медведева. Новый повод для споров, слёз и дискуссий. Конечно, Загитова. Её показательный номер - нечто запредельное, можно смотреть бесконечно. Запредельнее только показательный номер Ханю (безотносительно к гендерному делению). Медведева с гагаринской "Кукушкой" тоже хороша. Модельная фигура, кожаное рокероское облачение, погружение в образ, но тончайшая мелкая пластика "малой" (Т.Т.), чутко отзывающаяся на ноты, как на мягкие пули - убедительнее. Но не забывайте Юлию Липницкую, что, всё?! Получила травму - канула в Лету? Пришли новые герои, и Юля осталась символом "Берлинской олимпиады" (В.Ш.)? Отряд замечает потери бойцов-чемпионов? У великой грузинки зреет кто-то ещё, кому сейчас 12? Победу надо вырывать зубами, как сказала Медведева. Зубы и время осыпаются, память публики краткосрочна.... спасибо Тарасовой, что дожила до гениальных выступлений...
Я

Dream team

А состав-то какой! Вот и я думаю, что общего между Леонидом Парфёновым и Максимом Шевченко, Людмилой Алексеевой и Иваном Засурским? "Журналист" Владимир Соловьёв, как известно, "отлил в бронзе": "Жесточайшим образом сажать малолетнюю шваль", а ВПЗР Захар Прилепин отправился проводить политзанятия для спецназа в так называемую "республику".

Список членов Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, подписавших Заявление, осуждающее полицейские репрессии, расширился до 22 человек:


Илья Шаблинский
Елена Масюк
Александр Верховский
Николай Сванидзе
Леонид Никитинский
Анита Соболева
Игорь Каляпин
Сергей Кривенко
Элла Полякова
Леонид Парфёнов
Светлана Айвазова
Станислав Кучер
Максим Шевченко
Ирина Хакамада
Андрей Юров
Лев Амбиндер
Лилия Шабанова
Людмила Алексеева
Евгений Ясин
Сергей Цыпленков
Тамара Морщакова
Иван Засурский
Я

Фарида Кульмухаметова

Её зовут Фарида Кульмухаметова. Страна должна знать это имя. Она работала в Елабуге, где нашла свой последний трагический приют Марина Цветаева, а сейчас преподаёт "Основы культурной политики" в Московской Консерватории, и провела со студентами занятие по списку "врагов народа", назвав Николая Сванидзе бывшим министром финансов, Константина Борового - толстым, и подвергла сомнению то, что Ксения Собчак - дочь Анатолия Собчака. Напоминаю, на дворе - 2017-й год, если кто забыл.

Пожалуйста, передайте Ксении Собчак, что Фарида Кульмухаметова, кичащаяся своей высокой зарплатой из неназванных источников, - не учительница.

https://tvrain.ru/teleshow/videooftheday/spisok_vragov-430698/
Я

Быков, Довлатов, Тасбулатова, Палей, Кураев, Проханов, Прилепин, Шаргунов, Орлуша, Ургант!

Дмитрий Быков: - Довлатов – писатель для обывателей.

Диляра Тасбулатова: - Тут некто обвиняет двухметрового красавца Донатовича в том, что он средний писатель. Тот, кто обвиняет, вообще, не мужчина, и не двухметровый. Компенсирует. Ну-ка, обыватели мои, френды, друзья и поклонники. Скажите мне, кто здесь мужчина?

Обыватели, френды, друзья и поклонники: - Довлатов – писатель, двухметровый, огромного литературного роста. От него сияние исходит. Ты, Дилюшка, на свете, всех белее, всех румяней и остроумнее.

Дмитрий Быков: - Байка, литературный анекдот, - второсортная литература. Самый лёгкий путь к сердцу невзыскательного читателя.

Обыватели: - Да кто ты такой, в натуре? Довлатов – это смешно, это про нас, его миниатюры – шедевры. Давили, давили вас, эстетов поганых, душили, душили…

Дмитрий Быков: - Он над вами издевается.

Обыватели: - Он нас любит, а ты – нет. Ты – чужой. Ты – эстет, ты некрасивый. И росту в тебе не два метра. И в Америку уехал.

Дмитрий Быков: - Довлатов тоже в Америку уехал.

Обыватели: - Ему – можно. Он – наше всё.

Марина Палей: - Боже, как воняет от вашей московской тусовки интеллектуалов. Быков – пустозвон, пустобрёх, болтун, я знаю, что говорю, годами за ним слежу, за каждым вздохом, он мне глубоко не интересен.

Андрей Кураев: - Ленива и нелюбопытна наша интеллигенция. Падка на духовный фастфуд. И Библию по Булгакову изучает. Всё от лукавого, всё от Воланда.

Александр Проханов: - Сияние величественной Красной Атлантиды выше Довлатова, шире Зощенко, величественнее Жванецкого.

Захар Прилепин: - Не разбрасывайте своё эстетское семя в народ наш. Народ зол, дерзок, отчаян, сочным, солёным матерком питается, ненавистью, вы топчете нашу сталинскую родину, и народ порвёт вас, извините, Дима, тебя лично я уважаю, ты знаешь.

Сергей Шаргунов: - Книжку написать – дело нехитрое. Подумайте, что вы сделали для беженцев из Донбасса? Поддержали ли словом своим отпускников? С кем вы, мастера культуры? В кого направите автомат свой?

Поэт Орлуша: - Мы уйдём в наши леса пармезанить.

Дмитрий Быков: - Я десять лет вам говорю о Довлатове. Это писатель среднего роста.

Андрей Кураев: - Росту не высокого и не низкого, а обыкновенного. И один глаз прищуренный, лукавый, цвету хамелеоньих истин.

Обыватели: - Долой сложность, долой эстетов, Петросян, Воля, Мартиросян, Светлаков, Довлатов, Ургант!

Иван Ургант: - Работаем, ребята!


24 сентября 2015
Я

Виктор Шендерович – Лесе Рябцевой

Леся Рябцева: Сегодня в гостях у меня, Совести станции, Леси Рябцевой, эээ…
Виктор Шендерович: Я - Виктор Шендерович.
Леся Рябцева: Виктор Шендерович, по сравнению со мной, Лесей Рябцевой…
Виктор Шендерович: Я – писатель.
Леся Рябцева: Виктор Шендерович умеет только писать, дорогие друзья и враги станции.
Виктор Шендерович: Я умею формулировать, это умеет не каждый. Мои формулировки улавливают нечто в воздухе, и облекают…
Леся Рябцева: Ты – старый.
Виктор Шендерович: Не думаю... хотя, я писал, когда Вас, девушка, ещё на свете не было. О таком ли мечталось...
Леся Рябцева: Не факт. Когда меня не было, ничего не было. Я тоже формулирую, задаю вопросы, пишу. Я здесь задаю вопросы. От имени всех восьми миллионов россиян, а не только либерально-хипстерской тусовки.
Виктор Шендерович: Леся, Вы знаете вопросы?
Леся Рябцева: Я их задаю, здесь, в студии. Вы умеете только писать.
Виктор Шендерович: Я – писатель.
Леся Рябцева: Но надо же что-то делать.
Виктор Шендерович: Что делать?
Леся Рябцева: Я и «кто виноват?» знаю.
Виктор Шендерович: Формулировать так, как мало кто умеет – это дело…
Леся Рябцева: У меня в гостях был Виктор Шендерович, старый бездельник. Мне в ухо подсказывают: «Торговец пером». Чушь какая-то. Шендерович не торгует.

10 июня 2015
Я

Белая птица Даррена Аронофски

Белая птица Даррена Аронофски

Моя публикация в блоге «Нового мира»:

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/belaya-ptitsa-darrena-aronofski



… Нина - хрупкая гениальная кукла, беспомощная в стоической одарённости самоотречения, и только в этом рождается сила, адекватная вызову роли.
Я

Тристан и Изольда

«Тристан и Изольда»

«Новый мир»:

http://novymirjournal.ru/index.php/blogs/entry/tristan-i-izolda


"На этом месте она посадила две ивы, которые росли до самой её смерти, а потом - исчезли"…
Я

Юлии Латыниной

Затейлив Юлин детектив,
Как эпохальный нарратив.
Ох, как трагично и игриво
Схлестнулись волны нарратива.

Олег Сенцов вершил игру,
Алча возмездья в русском мире,
И говорил в лицо суду
О вечном, сложном нарративе.

Кружась в горячечной насмешке
В ловушках умозаключений,
Да как-то вскользь, в небрежной спешке
Нанизав стопку откровений

На стержень стойких обвинений
В лукавстве мирового промо,
В тисках логических прозрений
Латынина сказала слово.

Оно не вызвало сомнений
В умах судейского актива,
И свет внезапных озарений
Качают волны нарратива.

Юрий Жуковский




 
Я

Россия – не бронзовая тётка с медными суставами

Александр Невзоров: - Россия - это не бронзовая тётка, которая, скрипя медными суставами, двигает батальоны, КАМАЗы, и в негнущихся пальцах бронзовой руки протягивает "мухи" имперским романтикам на Юго-Востоке.