Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Превращение Замзы и Лютова

Борясь со щупальцами глубинного психологического насекомого, преодолевая шершавое уничтожающее трение по оголённым нервам, тихий пражский еврейский служащий Франц Кафка спасался изощрённым путешествием по лабиринтам щупалец. Насекомое протыкало ненадёжную картонную коробку Замка, шевеля ключевыми, системообразующими и множеством мелких щупалец, создавая лабиринты потаённого неистребимого испуганного рабства. Фиксируя лаконичными, минималистичными языковыми средствами аутентичный ужас, который так зримо и явственно не видел никто, Кафка погружался в Замок Насекомого как в трясину, боясь собственных рукописей. Они не горели, но жгли бедного Франца, и лучшим выходом было избавление от них путём передачи Максу Броду. В отличие от набоковского Цинцинната, сил для придания Замку картонности у мечущегося внутри щупалец-коридоров, с заколоченными дверьми-тупиками кафкианского клерка (алчущего канцелярской, с проблесками подлинной, свободы) не было.

Еврейский мальчик в очках, Иса Бобель, появился на свет одиннадцатью годами позднее. "Я видел сны и женщин во сне, и только сердце мое, обагренное убийством, скрипело и текло". "Конармия" - 1926-й год, писалась в 1923-1924 гг. (Кафка умер в 1924-м, вместе с Лениным, оба живы - в головах, по-разному). Насекомое уже напивалось людской крови, чуя главное насекомое, лопнувшее от крови в 1953-м. Цветистый, вычурный, не аскетичный язык, проза, пронизанная поэзией, Превращение Лютова, десятилетнее молчание Бабеля, 15 папок бесследно пропавших рукописей... лучше бы у него был душеприказчик, как Брод у Кафки, зарывший тексты под нежным одесским кустом, с каплями морских брызг, просоленных кровью, памятью и поэзией, а НКВД не нашёл этот куст.