Category: авто

Category was added automatically. Read all entries about "авто".

Я

Острова

В Стране Восходящего Солнца светило застряло. Компактно слезами и кровью стекает страна. Полыни-звезды небесам было мало. В расшитых кимоно колокола. Земная ось устала и сошла. Остановите Хиросиму и Цунами. Я выйду в море, рис, свободу, на Луну. Безбрежна боль за утлыми бортами. Клыками зверя в клочья тишину. А горя пух и тает и летает. Дал трещину божественный сосуд. Таинственный народ за избранность страдает. Восхода самураи всё снесут.

С Востока слышен дальний перезвон.
Собачий вой изранил тишину.
Сквозь землю бьют японские колокола.



© Юрий Жуковский

日出づる国は輝き息を止めた
祖国はちぢこまって涙と血を流す
天空狭しとちりばめられた凍てつく星
鐘の模様の着物
地軸は疲れて狂った
広島と津波をとめよ
我は往く 海へ、田へ、自由へ、月へ
朽ちた船を落ちる、限りない痛み
獣のように静けさを噛み裂く
悲しみは羽根のように舞い消える
恩寵の杯はひび割れ
神秘の民は選ばれたものの苦しみを味わう
サムライが立ち上がり、すべてを壊し去る

東から遠く聞こえる鐘の音
静寂を破る遠吠え
地を通して響く日本の鐘

Перевод:

© Гааз Кадзуэ
Я

Московское такси

Выходит Иванка из дома, а там – такси, а в нём, – киргиз. Едут. За окном дворники-киргизы меланхолично метут московские улицы.

Водитель: - Всё-таки, Марина Цветаева написала «Мне кажется, что вы больны не мной» объекту, недостойному любви.

Иванка: - Я ненавижу Лилю Брик.

Водитель: - Владимир Владимирович влюбился в объект, недостойный любви.

Иванка: - Да он и сам был… тот ещё…

Таксист: - На той фотографии, которой доказывают, что его убили, он удивительно бледный, измождённый и худой. Что-то здесь не так.

Иванка: - С Аграновым связываться было нельзя.

Таксист: - Агранов лично вывез все улики и документы в Бишкек и сжёг. Сохранились свидетели. Чекисты заложили основы нового человека, они видели его без прикрас, как Зайдль.

Иванка: - Да что свидетели? Свидетельств множество. Всем всё давно про Лилю ясно. И не нужно доказательств. Они нужны только вате.

Водитель: - Ваша вата делает у нас революции. Тяжело было Владимиру Владимировичу. Мешали ему соперники, мужья, осведомители и советские элиты. Заставляли простыни бессонницей рвать. Какая женщина Татьяна Яковлева! А Вероника! Но Лиличка поняла его первым. Не про то и не так. А он сразу так и про то. Напрасно он славил красных, как напрасно пел Кайрат Примбердиев «Как молоды мы были». Но дерзко красных славил, масштабно, талантливо, красные не поняли ничего, и убили поэта.

Иванка: - А вы за Таалатбека Масадыкова голосовать будете или за Таалайбека Кыдырова?

Водитель: - Я за того, кто будет строить в моей маленькой, гордой, горной республике капитализм.

Иванка: - Разве кыргызы не левые?

Водитель: - Я – республиканец.

Иванка: - Остановите! Мне нужно выходить, я тороплюсь.

Прошёл год.

Выходит Иванка из дома, а там – такси, а в нём, за рулём, – киргиз. Едут. За окном дворники-киргизы меланхолично метут московские улицы… И откуда-то знает Иванка, о чём пойдёт разговор…