?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Блумсдэй - 16 июня

Всё действие романа "Улисс" Джеймса Августина Алоизиуса Джойса происходит 16 июня. Его физиологичный лузер Леопольд Блум всё ещё движется по Дублину, вычисляя свой путь, вихляя в зигзагах разнонаправленных шагов. И катится огромная серая свинцовая волна ирландской памяти, где неторопливый мозг перелистывает всё, перелистывает шелестящий, гудящий, кричащий и шепчущий мир, в судорожном неудавшемся избавлении от католицизма. Леопольд Блум застрял в своём вечном Блумсдэе, считая свои гроши, читая навязчивые объявления, не желающие уходить в Лету. Свинцовость ирландской волны задала бродскую свинцовость невской волны, через физиологические отправления Леопольда машет историей вечной борьбы Ирландия, ускользая от пабного пунктирного чудика – автора. Разорванная литургия романа живописует, чертит, фиксирует подробную июньскую ирландскую тишину, Блум хочет настоящего мяса под пинту пугливых размышлений, измена жены мучает его воспалённое сознание, мудро, робко и бессильно пытающееся остановить.

За графиком его движения по Дублину пристально следит Владимир Набоков, подмечая половую незаурядность, прищурившись цепким взором через «Аду». Блум движется из ниоткуда в никуда с любовью, сочащейся, как недостижимый неоплаченный бифштекс. Карта Дублина прочертила отпечаток боли недостижимой Джойсом Ирландии, накрытую величественным потоком видений, текстов и картин мозга. Призрачная «Одисcея» становится всё более условной даже для буквалистов, пародийность тонет в бессилии остановить. Пошловатый щёголь поедает бифштекс твоей крови, всегда, ныне и присно, в ритуале литургии, бессильно доказывающей побледневшие смыслы. Жена распинается пошлостью, и машет крыльями красок Дедал. Ирландия свинцово гудит колокольной молитвой, объятая бессмысленностью тленных бесконечных газетных строк. Из морского маяка вылетает роман солёной влажной морзянкой, и кончики ритуала, пытающиеся стать замкнутой фигурой по имени круг, рвутся нещадно и неотвратимо. Горячий отпечаток Дублина с бессмысленным движением безвольного цепкого практичного Блума закалён временем, рассечён на углы, уголочки и закоулки исследователями, подробно снабдившими бесчисленными пометами бессмысленность траектории. Блум в нужнике читает обрывок газеты, где что-то важное о нём недописано, да ему и не нужно, важны крохи процентов от объявлений рекламы, и похороны, где сдержанность неброской Ирландии хоронит сдержанность неброской Ирландии, в меркантильном потоке сознания усталого Блума. И женщина сочится двойным потом с любовником в объятиях мокрых простыней цвета непрожаренного мяса. И это остановить нельзя, как подробность бесконечных мгновений. И «Улисс» плывёт.

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Gilbert Rizo