?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Если вам нужна полная безнадёга, смотрите фильм "Я" Игоря Волошина. А то вы всё заладили: "Левиафан", "Левиафан". Сцена с поющей "Шизгару" Оксаной Акиньшиной рвёт унылую тёлку из "Левиафана" в клочья, со всей выморочной любовной линией. Хоть это была и не девушка, а виденье, наркодевушка, нарковиденье. В "Я" столько тактильно и эмоционально осязаемой жизни, столько драйва, Ника Кейва и рок-н-ролла, и по всему проехал по-настоящему безжалостный каток маньяков из прокуратуры и санитаров. В "Левиафане" адвокату ничего не мешало протестовать, а здесь - всех - "аминазинчиком", превращают в медузу за неделю. Звягинский адвокат слил протест, в чём сейчас упрекают оппозицию. И он не летел над гнездом кукушки. Эта кукушка лететь не могла. Инфернальная Маргарита - Акиньшина, с алой манящей пастью бездны - это круто. Волошин чертовски талантлив. А вам бы всё гламурА, с попытками дотянуться до Тарковского. И безнадёги с вывалившимся из гнезда кукушонком. В безнадёжном смертельном катке Волошина растёт жизнь. В безжизненном пространстве "Левиафана" растёт натужное ожидание имени, поднимаемого на знамёна. Черно, жестоковыйно, ярко, крымчато (действие происходит в Севастополе). Чистенько, равновесно, холодно, на фоне дискавериевских скал Мурманской области. У тёплого моря все умерли значительно жёстче. Но осталось "Я", ибо живое выживает, оно гибнет только в мёртвой, беззубой, холодной сценарной конструкции.

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Gilbert Rizo