?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

ВВС



Сегодня День Рождения Владимира Семёновича Высоцкого. Сегодня мы отмечаем не смерть, не болезнь, не травлю, не рвущееся сердце и хрустящие сухожилия, и даже не хриплый прорыв за флажки, не выход из повиновения, а день, когда гений пришёл в этот мир, и родители видели новорожденного, и не понимали, кого родили, и не поняли никогда. Родился тот, кто сдирал кожу и приковывал внимание с первого его появления в кадре, на сцене, в жизни, при взгляде на которого защитные слои превращались в пыль. Холодным январём, в Татьянин бесшабашный день. Родился Владимир. В его первое двадцать пятое января боли утраты ещё не было.

***

«Но многих захлебнувшихся любовью,
Не докричишься, сколько не зови...»

Ваш столик залит бренным пустословьем,
Их счёт оплачен Голосом Любви.

Их души снятся мне в невиданных цветах,
И я внезапно попадаю в такт,
И жду любви в свободе мирозданья.
И фуга на заброшенных мостах,
И в гулких коридорах и горах
Дробится звон светящегося зданья.

Висят кругом невиданные нити.
Сегодня в нежный колокол звоните,
И отделив себя от струпьев века
Хочу услышать я, хочу увидеть
Ушедшего с Таганки человека.

Его душа поёт на дивный лад,
А домик оплетает виноград,
Трещит пожар веков у изголовья,
Он смерти предлагал повременить,
Его вела невидимая нить
Тропой для захлебнувшихся любовью.

***

Сон мой – шпаги и мечи,
Хлещет боль из горла,
Стынут ржавые ключи
Да в объятьях морга.
Утром – точечный туман,
Решето тоннелей,
И качается капкан
Мотыльком на рее.

Эх, раз, да еще раз,
Да еще много-много много раз.

И цыгане, как дурман
Лечат раны шёлком,
Да в ночи кричит наган
Одиноким волком.
И мне не с кем говорить –
Обкололись Крымом,
Мышеловки без любви –
Да бегом за сыром.

Эх, раз, да еще раз,
Да еще много-много много раз.

А на горе развеян прах,
И надежды дышло,
Клён – не русская ольха,
Сакура – не вишня.
И звенят запястья льда,
Как глаза цыганки,
И волшебная звезда
Гаснет спозаранку.

Эх, раз, да еще раз
Да еще много-много много раз.

Да разлилась вдоль реки
Вера-недотрога,
А в чистом поле — васильки,
Как глаза у Бога.
И упряжек тормоза
Ищут белый ягель,
Что не делает страна,
А выходит – лагерь.

Колокольчиков капель
Разрывает ночку,
Мысли, полные потерь,
Бегают по кочкам.
И воскресшему лучу -
Соли с батогами,
Прямо в уши палачу
Голосят цыгане.

Эх, раз, да еще раз
Да еще много-много много раз.

***

И замер я на ноте «до», не долетев до ноты пика,
До ноты «после», где звезда так многолика.
Не донырнул до ноты «да», до тех созвездий,
Где нота «нет» в себе таит следы возмездий.

Расстроив век, сожжа мосты, я видел бал,
Летели смокинги в ночи – чудные птицы,
А Млечный путь лизал шакал,
Съедая лица.

Сухой хлопок, как нота «здесь», как окрик пули,
Но ноту «смерть», фальшиво взяв, сожгли в пачули.
И взял я след, идя на зов, за нотой боли,
Не слыша сотни голосов, предвидя волю.

Тугим платком из шерсти лет связав столетье,
Стонала женщина в ночи, как междометье.
Глухая тьма чернела зря в плену гудящего вокзала,
И восходящая заря снопы вязала.

Во тьму дивана мяч бежал, за нотой «детство»,
Шакал – лакал, точа кинжал, от смерти средство.
И сник софит, свет уползал и незабвенно
Жизнь затихала, таял зал, прощалась сцена.

Взлетали бабочки в пыли и повсеместно
Седыми пятнами в ночи вращались кресла,
Где трубы ангелов звучат, как шорох ленты,
И где внезапно прокричат аплодисменты.

© Юрий Жуковский

Latest Month

March 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Gilbert Rizo